Шубин Павел Николаевич (1914-1950)


П.Н. Шубин
     Русский советский поэт. Родился в с. Чернавск Елецкого уезда Орловской губ. в семье мастерового. Окончил Ленинградский педагогический институт им. А.И. Герцена (1938). Многокрасочный мир русской природы, яркая живопись словом в стихах, собранных в сборники: "Ветер в лицо" (1937), "Парус" (1940). Советские литературные критики отмечали следующие стихи: "Верность", "Полмига", "Атака", "Шофёр", посвященные изображению солдатского мужества, раздумьям о России, о верности и любви.
      П.Н. Шубин ушел из жизни 10 апреля 1950 года, похоронен в Москве на Введенском кладбище.



Cтихотворение П.Н. Шубина

                                                  
                                                                                         Полмига
                           
                                                               Нет, не до седин, не до славы 
                                                               Я век свой хотел бы продлить, 
                                                               Мне б только до той вон канавы 
                                                               Полмига, полшага прожить; 

                                                               Прижаться к земле и в лазури 
                                                               Июльского ясного дня 
                                                               Увидеть оскал амбразуры 
                                                               И острые вспышки огня. 

                                                               Мне б только вот эту гранату, 
                                                               Злорадно поставив на взвод, 
                                                               Всадить её, врезать, как надо, 
                                                               В четырежды проклятый дзот, 

                                                               Чтоб стало в нём пусто и тихо, 
                                                               Чтоб пылью осел он в траву! 
                                                               ...Прожить бы мне эти полмига, 
                                                               А там я сто лет проживу! 

                                                                                         3 августа 1943, юго-восточнее Мги 
                            



Могила П.Н. Шубина


могила П.Н. Шубина



Ещё стихи П.Н. Шубина



                                                                                Волховская застольная

                                                           Редко, друзья, нам встречаться приходится, 
                                                           Но уж когда довелось, 
                                                           Вспомним, что было, и выпьем, как водится, 
                                                           Как на Руси повелось! 

                                                           Пусть вместе с нами семья ленинградская 
                                                           Рядом сидит у стола. 
                                                           Вспомним, как русская сила солдатская 
                                                           Немца за Тихвин гнала! 

                                                           Выпьем за тех, кто неделями долгими 
                                                           В мерзлых лежал блиндажах, 
                                                           Бился на Ладоге, бился на Волхове, 
                                                           Не отступил ни на шаг. 

                                                           Выпьем за тех, кто командовал ротами, 
                                                           Кто умирал на снегу, 
                                                           Кто в Ленинград пробивался болотами, 
                                                           Горло ломая врагу. 

                                                           Будут навеки в преданьях прославлены 
                                                           Под пулеметной пургой 
                                                           Наши штыки на высотах Синявина, 
                                                           Наши полки подо Мгой. 

                                                           Встанем и чокнемся кружками, стоя, мы 
                                                           - между друзей боевых, 
                                                           Выпьем за мужество павших героями, 
                                                           Выпьем за встречу живых! 



                                                                                              ***                 

                                                           Нет, я не верю в то, что ты была. 
                                                           Ты — музыка, а я глухого глуше, 
                                                           И даже память выжжена дотла 
                                                           И тупостью перекосило душу. 

                                                           И всё-таки живу. Ещё живу. 
                                                           Меня зовёт конец моей дороги, 
                                                           Когда я тенью встану наяву 
                                                           В последний раз на дорогом пороге. 

                                                           О, как он был желанен и далёк — 
                                                           Заветный сон мой, угол полунищий, 
                                                           На коврике стенном, где спит сынок, 
                                                           Изба, лиса и серый волк-волчище. 

                                                           И ты. И все. Мой дальний путь в ночи. 
                                                           А я ещё молюсь простому чуду — 
                                                           Тебе, чужой... А ты молчи, молчи, 
                                                           Не говори!.. Я только на минуту. 

                                                                                                 Лаймола, сентябрь 1944 г. 


                                                                        
                                                                                              Иней
                                                           
                                                           Нежность первозданности 
                                                           Инеевой заводи — 
                                                           В самой тайной давности, 
                                                           На рассвете памяти. 

                                                           Где-то в дебрях холода 
                                                           Есть лукавство лешего, 
                                                           Колдовская молодость 
                                                           Леса поседевшего. 

                                                           Вдруг запахнет смолкою, 
                                                           Белка прыгнет мячиком, 
                                                           И замрёшь пред ёлкою 
                                                           Изумлённым мальчиком, 

                                                           Так полно бывалости 
                                                           Это наваждение — 
                                                           С самой тайной давности, 
                                                           Словно до рождения. 

                                                           Что же это — странное 
                                                           И неуловимое, 
                                                           Древнее и раннее, 
                                                           До беды любимое? 

                                                           То ли в сказке кроется, 
                                                           То ли в сердце прячется? 
                                                           Словно сон, припомнится, 
                                                           Словно жизнь, означится... 

                                                           Что-то в очи синие 
                                                           Целым царством глянуло, 
                                                           Что-то в лунном инее 
                                                           Промелькнуло — кануло. 

                                                           И манит за вёрстами, 
                                                           За снегами чистыми 
                                                           Голубыми звёздами, 
                                                           Льдистыми монистами; 

                                                           Голубками швидкими, 
                                                           Шибкими лошадками, 
                                                           Шерстяными свитками, 
                                                           Ледяными святками... 

                                                           Где-то домик старенький 
                                                           Тёплым дымом курится, 
                                                           Пробегают валенки 
                                                           По скрипучей улице; 

                                                           Снег гребут лопатою, 
                                                           Волчий след за ригою, 
                                                           Мальчики сопатые 
                                                           На коньках шмурыгают. 

                                                           Все они — до трепета — 
                                                           В этом царстве — местные. 
                                                           Ты гостил там некогда, 
                                                           В годы неизвестные... 

                                                                                              Папоротно, 5/XII-1943 г. 


                       
                                                                                              ***         

                                                           ...А где-то передёрнулись педали, 
                                                           И клавишей прозрачный ручеёк, 
                                                           Как ветерок, прощебетал у щёк, 
                                                           И по-цыгански струны зарыдали. 

                                                           По нашей, кровью залитой траншее 
                                                           Лягушкой скачет мутная луна, 
                                                           Но нас не слышит радиоволна, 
                                                           И скрипка скорбной болью хорошеет. 

                                                           И верой изуверской, темнолицей, 
                                                           Она меня из тишины зовёт, 
                                                           И я молчу не потому, что мёртв, 
                                                           А чтоб тебе не помешать молиться. 

                                                                                                  Самбатукса, 1944 г. 



                                                                                             ***
                                                           Кипящая хлябь Данигала, 
                                                           Атлантики бешеный рёв, 
                                                           Где юность моя пробегала 
                                                           Дорогою белых ветров, - 
                                                           Опять вы на гребнях отвесных 
                                                           Меня вознесли до звезды, 
                                                           И мачты на гневную бездну 
                                                           Кладут за крестами кресты. 

                                                           Напрасно: не будет спасенья, 
                                                           Молчи, не моли, не зови!.. 
                                                           Так вот она,  повесть осенней 
                                                           Последней и горькой любви! 
                                                           Как просто и страшно, как близко 
                                                           Конец под ночною волной! 
                                                           Но всё ж упоение риска 
                                                           Ещё на мгновенье - со мной, 
                                                           И всё же в моей ещё власти 
                                                           Любить, ничего не тая, 
                                                           И ты, моя песня о счастье, 
                                                           Последняя мука моя! 

                                                                                             5/IV-1947 г. 



                                                                                             А. Гитовичу

                                                           От чего б ни ждал конца, 
                                                           От железа ль, от свинца, 
                                                           Пред собой и перед вами 
                                                           Был я честен до конца. 

                                                           Не богата, не шумна — 
                                                           Мне такая жизнь дана. 
                                                           Пусть негромкими стихами 
                                                           Выплеснул её до дна. 

                                                           Не рассудка дар скупой, 
                                                           Не разгульных чувств запой — 
                                                           Каждый стих — судьбы веленье, 
                                                           Плод случайности слепой. 

                                                           И остались в тех стихах 
                                                           Жившие в моих глазах 
                                                           Перед жизнью — удивленье, 
                                                           Перед смертью — детский страх. 

                                                                                                Ночь 4/II-1940 



       Стихи П.Н. Шубина позаимствованы с сайта Виктора Пицмана
http://er3ed.qrz.ru



На Главную страницу О сайте Сайт разыскивает
Ссылки на сайты близкой тематики e-mail Книга отзывов


                              Страница создана 27 марта 2009 г.      (03)