Миркина Зинаида Александровна (1926-2018)



     Поэт, прозаик, публицист, переводчица, жена философа Григория Померанца (1918-2013). Стихи писала с детства, с 1955 г. занималась поэтическими переводами, наиболее значительные - переводы стихов Рильке, Р. Тагора, арабских суфиев. Вместе с мужем Г. Померанцем написала книгу "Великие религии мира". Активно публиковаться стала с начала 1990 годов (журналы "Дружба Народов", "Нева", "Вестник Европы", "Знамя", "Звезда", "Континент" и др.). Увидели свет 11 поэтических книг З. Миркиной ("Потеря потери", "Зерно покоя", "Мои затишья", "Дослушанный звук", "Прозрачный час" и др.), роман "Летний сад", повесть "Озеро Сариклен", были изданы сказки, работы о Достоевском, Пушкине, Цветаевой, Рильке.
      Зинаида Миркина ушла из жизни 21 сентября 2018 года, урна с прахом захоронена в Москве на Даниловском кладбище (29 уч.), рядом с родителями и мужем.


Cтихотворение Зинаиды Миркиной


                                   
             ***

Я снова – чистая страница,
Вот та раскрытая тетрадь,
В которой будут вновь писать
Рассветный луч, сосна и птица.
Я ничего не создала.
Я ничего не совершила.
Все завершённые дела —
Лишь только камень над могилой.
А я пока ещё жива
И всё ещё готова встретить
Новорождённые слова
И утро первое на свете. 


Могила Зинаиды Миркиной



фото Двамала, 3 ноября 2018 г.



Ещё стихи Зинаиды Миркиной


  
              ***

В иных мирах, в иных просторах,
Где ясно видно, как текут
Года, и слышно, как нескоро
Струятся ручейки минут...

Да, в тех мирах, где время зримо,
Где можно ясно видеть рост
Стволов, как здесь скольженье дыма
И свет повисших в небе звезд...

И слышать.. Но зачем нам слушать
Все то, что за чертой земной?
Затем, что путь в другие души
Проходит через мир иной       


              
             ***

И Ночь пришла. И мир затих.
Он снова цельный и невинный.
И вновь раскрыл для нас двоих
Свои бездонные глубины.

Дрожит на стенке тень ветвей,
И нарастает жар сердечный.
Прильнув щекой к груди твоей,
Я погружаюсь в Бесконечность.

ЕЕ пространствами дыша,
Всем сердцем чувствую, всей кожей, 
Как расправляется Душа
И что она пройти не может...



                 ***

Не двигаться... застыть....
                Дождь за меня идет...
Жизнь за меня идет, а я еще не знаю, 
Что значит этот шаг, что значит этот ход
Через меня насквозь... Что значит жизнь иная?..

Дослушать, доглядеть, додумать, домолчать,
До-быть со дна души ее живую тайну - 
Нельзя объять умом, не надо разрывать
На части и края то, что вовек бескрайно.

Бескраен тихий час успенья моего.
Мой неподвижный Дух у себя на тризне.
Он видит, наконец, что смерть есть торжество, 
Немое торжество непреходящей жизни.

Он видит, наконец, Он слышит, наконец,
Что Бог у нас внутри, а вовсе не над нами,
Что жизнь и  смерть сплелись на глубине сердец,
Где вечность говорит беззвучными громами.

И мертвые живут и действуют в живом.
Наш Бог есть то, за всех сказавшееся Слово.
В нем каждый говорит как колокол, как гром, 
И никогда никто не заглушит другого.

И Дух как небеса распахнут над судьбой
И вписывает в жизнь стираемое имя...
И если мертвых я не заглушу собой,
То можно ликовать за них и вместе с ними.



             ***

Есть в сердце внутреннее знанье,
Что нет у жизни окончанья.
Нам снится мера, снится срок,
А Дух бескраен и высок.
Не знаю, кончусь или нет,
Но ныне – бесконечный свет.
И погружение в него
Есть смысл смысла моего.



            ***

Смерть света. Угасанье дня.
Но вы глазам своим не верьте.
Свет умер, чтоб войти в меня
И дать мне жизнь своею смертью.
Земному подведен итог
И все гаданья бесполезны.
Вот также умирает Бог,
Зайдя извне в земную бездну.


 
            ***

Мы растем из небесного семени
Боже мой, мы растем так давно!..
Но чтоб слышать Течение Времени,
Быть вне времени сердце должно.

Быть вне места... - в сплошном океане я.
Звезды виснут среди "ничего".
Тайный Зодчий сего мироздания
Сам Никто, - не от мира сего.

В пустоте, во вселенской обширности
Он НЕ-мыслим и Не-исследим.
Мир стоит на Его неотмирности,
Дышит мир этот Богом  своим.

Быть вне мира, вне рода и племени,
Вне страстей, вне судьбы, вне игры - 
Только б слышать течение Времени,
Через грудь пропуская миры.



             ***

Наш мир божественно прекрасен,
И завещал ему творец - 
Нет, не свободу, а согласье
Всех линий, красок и сердец.

Какая, Господи, свобода?
Ведь за волною вслед волна,
Как раб, не знающий исхода, 
Опять бежать обречена.

Какая есть на свете воля,
Когда морской ревущий вал, 
Когда бескрайний ветер в поле
Не знает, кто его послал?

Но в совершенстве горный линий
Нам на немых срижалях дан
Несокрушаемой твердыней
Божественно прекрасный план.

И каждый луч, что в тучах брезжит,
Излом горы, - как слом в судьбе,
Неотвратим и неизбежен
И неподвластен сам себе.

И надо нам искать вот эту
Неотвратимость, тот приказ,
Что был на свете раньше света, 
Что был нам послан раньше нас.

Есть только лишь одна свобода
Для гор и вод и твари всей - 
Закон незримой сверхприроды:
Согласье всех ее частей.



           ***

немая литургия света,
Вечерний благовест миров - 
Сквозь небо в грудь заря продета,
Сквозь небо в сердце - Божий зов...

И я совсем не умираю,
А узнаю, что в вышине
Хранится вечно жизнь вторая, 
И эта жизнь открыта мне.

Но как же нам под страхом смерти,
Когда на мысль есть полчаса,
Понять, что небо - это сердце,
А сердце - это небеса?..



            ***

Ещё одна весна. Ещё одно вторженье
В мир Бога самого.
О, Господи, Ты – вот!
Ещё один призыв всех мёртвых к воскресенью.
Ещё один судьбы земной переворот.
Ещё раз на глазах событье из событий:
Оделся плотью Дух – победа бытия.
Ещё раз Бог сказал: Персты свои вложите!
Удостоверьтесь все – Я ожил! С вами Я!



           ***

На небе таял росчерк белый,
Слой облаков легчал, редел,
А птица по небу летела
Куда-то за земной предел.
На небе не увидишь Бога.
Пуст бесконечный небосвод.
Он весь – открытая дорога
Туда, откуда жизнь встаёт.



         ***

          I

Я снова слышу шум лесной.
Шумят деревья надо мной.
И снова льётся в сердце мне
Рассказ о вечной глубине.
Неумолкающий рассказ
О том, что вечность дышит в нас,
Что не когда-нибудь потом —
Сейчас открыт нам вечный дом.


         II

Шумят деревья надо мной,
Влетает ветер с поля.
Не я, не я, а шум лесной
Об истине глаголет.
Вершины майские клоня,
Неспешно, постепенно
Заносит истину в меня
С других концов Вселенной.


            ***

И надо ведь только вот это —
Не скоро ли, скоро ль умру,
Но нынче – касание света,
Качанье ветвей на ветру.
Какая великая сила
Доносит беззвучную весть?
Не знаю, что будет, что было,
Но сердце бездонное есть.



           ***

                В.К.

Я думаю о встрече в небесах - 
О встрече  в сердце. - Встреча, для которой
Мы жили. Неба царственный размах
И сердца необъятные просторы. -

Одно в другом. Как небеса в воде - 
Глаза в глазах. Пустующие залы
Сплошных зеркал. Не спрятаться нигде.
О, только б нас ничто не отвлекало!

О, только не разбить бы тишины,
Не раздробить зеркальности глубинной,
Где мы друг другу навсегда верны
И где никто другого не покинул!..



               ***  

Вход в тот предел проламывает смерть,
Но там не смерть, а жизнь.
                Не мрак могильный,
А вечный свет.
                И там ты можешь сметь
Все, что захочешь. - Там душа всесильна.

И так тиха! Ей ясно, наконец,
Что жизнь ее укоренилась в бездне,
Что в ней самой находится Творец
Ветров и бурь, столетий и созвездий.

О, этот гром проломленной стены!
Последний отзвук смолк в груди у Бога...
Такая жизнь - привратник у ее чертога.



               ***
  
                I
Есть тяжесть тел. А что такое души?
Вот те, что не увидеть и не счесть?..
Приходит смерть, чтоб смертное разрушить,
А что ещё в запасе нашем есть?
В лесу высоком пахнет свежей хвоей.
И дрозд поёт, запрятавшись в сосне.
Шумит сосна над самой головою.
В ком больше жизни – в ней или во мне?
Не думайте, не сильтесь и не мерьте,
Пусть шум лесной заполнит нам сердца.
Вся наша жизнь есть подготовка к смерти,
Иль к жизни, не имеющей конца.

              II

Что там, за нашей смертной гранью?
Невозмутимое молчанье.
Молчанье неба над землёю,
Молчание пахучей хвои,
Молчанье снегового пика,
Молчание воды великой,
Молчание двух крыл парящих,
Молчание Души творящей.


          
           *** 

Не засыпай, мой дух, не засыпай,
Ведь смерть не дремлет, пустота не дремлет.
Как только сил своих увидишь край,
Уронишь небо и уронишь землю.

Не спи, мой дух, тебе нельзя заснуть.
Как только остановится усилье, 
На небе покачнется Млечный путь,
И горный кряж свои опустит крылья.

Ты- сам себя пьянящее вино.
Ты пишешь сам в себе свои законы.
Не спи, мой дух, ведь смерть и сон - одно.
Бессмертен ты, покуда ты бессонный.



          ***

И я узнала, наконец,
Как создавал меня Творец.
Сперва взяла Его рука
Всего лишь только горсть песка
И к ней прибавила чуть-чуть
Простору, чтобы мочь вздохнуть,
И вскоре весь разлив небес
Вместился в грудь, и целый лес
И гул морской... И все же Он
Был недоволен и смущен...

И вот тогда в избытке сил
Всего себя мне в грудь вложил, - 
Всю меру Божеской любви - 
И мне сказал: Теперь - живи!



            ***

И в каждой почке Бог таится.
А где-то в ветках у ручья
Кричит неведомая птица
О тайной связи бытия.

Весь день кричит одно и то же,
А звуки как ручей свежи.
- Пойми, кто может! Знай, кто может,
И в узел сердца все свяжи!

И связанный с землей весенней,
С луной и со Вселенной всей,
Поет о вечном единеньи
Души и Бога - соловей.

И звезд поток течет из груди
Чуть видной прямо в грудь мою:
Ну, что ж вы, Люди? Где ж вы, люди?
И для кого же я пою?!



              ***

Тишина в тишине, глубина в глубине,
И всё менее, менее плоти…
Там, где тают миры, там, у мира на дне,
Вы в дыхание Божье войдёте.
И за вдохом и выдохом, Богу вослед,
В пустоте, в мировом океане —
Лишь шаги по скользящей воде. Тверди нет,
Плоти нет. Есть Господне дыханье.



              ***

Есть тишина, которая сама
в нас действует. И ничего не надо
нам, кроме слуха четкого и взгляда.
Лишь только умаление ума
и разрастанье сердца. Мир впервые
рождается и входит в грудь одну.
У ног Христа сидела так Мария,
чтоб слушать не слова, а тишину.
Ах, Марфа, Марфа, погоди немного -
Накормит Бог, и ты накормишь Бога...



            ***

И что-то есть, что не зависит
От точного сплетенья чисел,
От судеб всех переплетенных 
И от самих земных законов.

Об этом нам напоминает
Всевластно тишина ночная,
Деревья, полные покоя,
И свет, разлитый над рекою.

И все становится неважно
Вот в этой тишине протяжной,
И открываются в молчаньи
Совсем иные расстоянья,

Где путь до сердца так же длинен,
Как до звезды в ночной пустыне,
И звезды с сердцем воедино
Слились и светятся в глубинах...



               I  

Дух есть Дыханье, есть великий ветер,
И потому в грядущий звездный час
С Творцом миров торжественная встреча
Есть встреча с тем, кто опрокинет нас.

Разбит и наг, отвергнут и изранен,
Пытаясь вал десятый обороть,
Встречался с божьим вестником Израиль, 
И через раны Дух вторгался в плоть.

Вторгался внутрь, - не просто веял рядом,
А взламывал нам грудь вот с тех времен
И до олив затихнувшего сада,
Где спали все, пока боролся Он.

Боролся иль молился? Пусть, кто хочет,
Тот различает. - Тот же столп огня.
Молился Богу под покровом ночи
И шел на смерть при наступленьи дня.

И знал, что все написанное - стерто,
И вновь готовы белые листы.

К нам красотой приходит весть от мертвых,
И смертью - весть от вечной красоты.

               II

Наш смысл находится совсем не в нас.
Вот почему опора мирозданья, 
Вот Тот, Кого мы называем Спас,
Нас не спасал ни разу от страданья.

Ни нас и ни себя. Кресты, кресты...
Одни кресты посеяны в пустыне.
О Господи, ответь мне, как же Ты
Свое крещенье огненное вынес?

Ведь Ты кричал вот также, как и я,
Ведь ты из плоти, а не из каменьев.
И боль твоя -  все та же боль моя...
Но что-то нам твердят о воскресеньи?..

Груз всей земли сложивший на пороге
Чьем воскресеньи? Этот страшный груз, - 
Седьмого неба, человек Иисус
Узнал, что смысл Его не в нем, а в Боге.

И если не осталось ни следа
Здесь в равнодушной к нам земной природе,
Наш вечный смысл не делся никуда. 
Наш смысл, как свет, из темноты восходит.

Горит и прожигает наш покров,
Растапливая царство ледяное.

Пусть мертвые хоронят мертвецов.
А тот, кто жив, пускай идет за Мною.


             III

Христос Воскрес!
                Обвал громовый,
Ликующий пасхальный звон!
Жизнь снова в нас, жизнь с нами снова,
Ведь воскресенье - это Он!

Он сам - то золотое пламя,
Тот столп, который тьму прожег.
Не рядом и не перед нами,
А - в нас, затем, что это -  Бог.

Приблизившийся лик Господний
И веянье мильона крыл.
Не человек воскрес сегодня - 
Творец творенье посетил.

В земном краю, а не за краем,

Не призрак, не скользящий дым - 
Всем сердцем больно осязаем
И всей душою ясно зрим.

Ведь в это самое мгновенье
Разносится благая весть:
Не все есть смерь, не все есть тленье.
Аз есмь, так значит Вечность есть!

Аз есмь и в высоте небесной
И в сердцевине бытия.
Я не сказал, что Я воскресну,
Но - Воскресенье - это Я.




На Главную страницу О сайте Сайт разыскивает
Ссылки на сайты близкой тематики e-mail Книга отзывов


                              Страница создана 4 ноября 2018 г.      (248)