Кисунько Александр Григорьевич (1947-2003)



     Математик и педагог, кандидат физико-математических наук, доцент (2001). Окончил в 1971 г. механико-математический факультет МГУ. С 1973 г. и до конца своих дней преподавал на кафедре высшей математики МИРЭА, занимался научной работой. В 1999 г. защитил кандидатскую диссертацию на тему "Дзета-функции и их приложение к решению некоторых задач математики и физики". Автор более 100 опубликованных статей и учебно-методических материалов.
      А.Г. Кисунько писал стихи. Профессиональным поэтом не был, в литературу войти не стремился, писал для себя, по зову сердца. Ни одно его стихотворение не было опубликовано при жизни. Лишь после его смерти (22 апреля 2003 года) была издана небольшая книжка стихов, куда вошли произведения, созданные в 80-90-е годы прошлого столетия.
      Похоронен А.Г. Кисунько в Москве на Троекуровском кладбище (участок № 10).


Cтихотворение Александра Кисунько



                            
     ГАМАЮН

За гаем зеленым,
По срывам и склонам,
Певуче вела за собою тоска.
Но видно, что дважды,
Для жалящей жажды,
Не дышит прохладою больше река.

Здесь некогда юным,
Я был Гамаюном,
В свирельной прозрачности ласковых снов.
Но юность – лишь эхо
Далекого смеха,
Лишь отзвук неясный ушедших шагов.

За гаем зеленым,
Со смехом и звоном,
Промчалися мимо мечты - бубенцы.
Горячая тройка,
Уносится бойко,
Куда-то от нас в мировые концы.

Зеленого гая,
Листва молодая,
Роняет слезами на землю росу.
Но юность лишь лодка,
Ушедшая ходко,
Ведя по воде за собой полосу.

Зеленого гая,
Листва молодая,
Сменяется скоро листвой золотой.
Но сердце как птица,
Все в небо стремится,
Как будто я снова встречаюсь с мечтой.

За гаем зеленым,
Березки и клены,
В лазурное небо кивают листвой.
А рядом  -  болото,
Ну, разве охота,
Туда окунуться своей головой!

Болотные гады
Меня встретить рады:
«Ты будешь, как мы », -  В упоенье кричат.
«Ну, разве ты птица,
Чтоб в небо стремиться?
Тебе уж от нас не вернуться назад! »

Раскинул я крылья,
Лечу без усилья,
Крылами коснулся я новой зари.
Я в мире нетленном,
Я больше не пленный,
За мною и ты мой размах повтори!

И пусть все не ново,
По-прежнему, снова,
И, как Прометей, я прикован к скале.
Рожденные дважды,
Должны быть отважны,
Иначе напрасна и жизнь на Земле!

И вот я, родная,
Пою не смолкая,
Пойми лебединую песню мою!
Бывает невольно
Становится больно,
Когда напеваешь про юность свою.

Но вечно, родная,
Шумит, не смолкая,
Вокруг той скалы негасимый прибой.
И снова я юным,
Пою Гамаюном,
Когда остаюсь со своею мечтой.

                    1986-2001         


Могила Александра Кисунько





Ещё стихи Александра Кисунько



                       МЕЛОДИЯ

               (Моему отцу и моим сыновьям посвящается)

Мелодия с детства звучала во мне,
Что будто лечу я на белом коне.
В той песне по-новому значат слова:
В ней «ты» означает по-прежнему «я».

Рожденный с той песней,   в  который уж раз,
Своим сыновьям отдаю я наказ:
Жить можно и нужно с горящим свинцом
Нельзя жить бесчувственным и подлецом.

В той песне несложные очень слова,
Но в них расцветает зимою весна,
И вечная юность в той песне жива -
Ту песню продолжат мои сыновья.

Я сам не пойму и другим не скажу,
Зачем сочиняю я песню мою:
Она мне отрада в бродячей судьбе,
Я с ней вспоминаю о прошлой весне.

С той песнею реки я переплывал,
С той песней ракеты я в небе сбивал,
С той песней везде я в солдатах служил,
С той песней родился, с той песнею жил.

В той песне несложные очень слова,
Но в них расцветает зимою весна,
И вечная юность в той песне живет,
И песня моя никогда не умрет!

                                2001


          СЕРДЦЕ ПОЭТА

             (посвящается памяти отца, 
          Кисунько Григория Васильевича, генерального конструктора ПРО)

Был мир всюду базами пе-ре-крыт,
Во мраке вершилося это,
Но чудо возникло: в пространстве летит,
Сбивая ракету ракета.

Ты мыслью своею сумел воплотить
Технический гений эпохи,
Но сердце едва не отправилось вспять,
Чтоб снова взойти …на востоке.

Горел ты, и в песне горящей судьбы
Нам слышалась твердость гранита.
Не надо тебе персональной звезды:
Судьба твоя с вечностью слита.

                           1990-е годы


             НАШ ПУТЬ

Во мраке мы плыли, не зная конца,
С сердцами, желавшими света.
Но ужас внезапный объял нам сердца,
Когда дождалися ответа.

Возникший огонь ослепил нас навек,
И наше сознанье уснуло;
И призраком выглядеть стал человек,
И смрадом мертвящим подуло.

Сквозь мертвые веки мы видим, что свет
Дают лишь гнилушки холодные;
Но верить в такой невозможный ответ
Мешают нам гады болотные.

Кишат они всюду, глаза их блестят,
И речи повсюду проворные;
И, вместо людей, из нас сделать хотят
Какие-то куклы притворные.

Пожар загорелся всемирный во тьме
Потопу навстречу глобальному;
Мелькающих призраков хохот во тьме
Позору навстречу всемирному.

И, смрадом дыша, под разрывы гранат,
Мы память храним человечному;
И лишь перелетные птицы летят –
Навстречу позору извечному.

Как кони, которые на краю,
Несемся с ослепшими ликами;
А мертвое солнце в насильном раю
Смеется над нашими криками.

И хочется думать, что это не так:
Что это во сне лишь привиделось;
Что в прошлом – действительно было не так,
А после – научно предвиделось.

Но видеть нам нечем: слепые глаза;
И думать мы больше не можем ...
Давайте посмотрим мы правде в глаза,
Хотя это сделать не можем!

                          1983 – 2001



             МЯТЕЛИ 

Вы шумите, шумите, надо мною мятели,
О страдании – рабстве, о тоске вековой.
А я лягу – прилягу, у могильной постели,
Я понять постараюсь, что случилось со мной.

Надо мною кукушка мои годы считает,
А мне это не надо – не хочу это знать.
Одинокие души – никогда не страдают,
Когда время приходит, время все понимать.

Вы пустите, пустите, барахляные души,
Вы меня отпустите на широкий простор.
Непомерная тяжесть скоро сердце разрушит,
И я выйду, счастливый, у подножия гор.

Вы шумите, шумите, надо мною бураны,
Колыхайте, сметайте вы обман вековой.
Пусть мне сердце напомнит кровоточащей раной,
И слезами омоет мою встречу с землей.

А я лягу  - прилягу, головою в туманы,
Чтобы больше не думать о мечте роковой.
Истомленные руки, и душевные раны,
Я навстречу раскину вольной шири земной.

Вспомню встречи-разлуки со своею любимой,
Вспомню горести-беды, все страданья земли.
Непослушное сердце ничего не забыло,
И напомнит мне снова наши клятвы любви.

Так шумите, шумите, надо мною мятели,
И в сверканье обмана - пусть сплошной беспросвет.
Истомленное сердце вновь для жизни воспрянет,
Когда греет незримый, удивительный свет.

                                  1979 –  1986


     ПЕСНЯ БЕЗ СЛОВ 

На небе есть Песня единая,
Словами ее не сказать.
Та песня – Гармония дивная,
А лучше сказать, благодать...

Ту песню словами не выразить,
Но, чтобы хоть что-то понять,
Слова начинаем нанизывать, -
От них начинаем страдать.

А разные люди по-разному,
Мечтают о чем-то одном;
Идем мы к концу безобразному,
А думаем – к счастью идем.

Но думать мы были отучены,
Давлением тяжким с небес,
И мыслить по-рабски обучены,
Мечтая дожить до чудес.

А бесы на небо забралися,
Чтоб капать нам всем на мозги,
Но Небо нетленно осталося,
Хотя и не видно ни зги.

И вот, самозванцы небесные,
Нам души хотят придушить,
Забыли мы песни чудесные,
Бывает: не хочется жить...

И вот потому-то случается,
Не часто, но все ж иногда,
Что с неба опять появляется
Та песнь, что была и всегда.

А Песня та в Небе рождается,
Но, чтобы на Землю сойти,
В душе она чуткой нуждается,
И в ней начинает цвести.

И это цветенье чудесное,
Те бесы не могут понять,
А время опять наше трудное,
Что камни прикажут кидать.

И, чтоб под камнями нам выстоять,
Но образ свой не потерять,
Должны ту Мелодию выстрадать,
А душу свою отстоять.

Наверное, самая лучшая,
Нам в жизни досталась судьба;
Мечта показалась Грядущая,-
И снова рассеялась тьма!

Мечта еще очень неясная,
Она солона, как слеза,
Но роза цветет в ней прекрасная,
А кровь застилает глаза.

Сквозь бурю и сквозь непогодину,
Сквозь бездну падения вниз,
Мечтаем грядущую Родину,
Избавить от образа крыс...

И это мечтание чудное
Нельзя ни схватить, ни поймать,
А Правду понять – дело трудное,
Труднее, чем Правду отнять...

Мечта наша, кровью согретая,
Опять зелена, как трава,
Как Песня, вовеки не спетая,
Как вещие чьи-то слова! ...

                        1984 – 2001

 

          ПАМЯТИ О.Э. МАНДЕЛЬШТАМА ПОСВЯЩАЕТСЯ

В тихом омуте тягостных буден,
В искажении радостных дней,
Все уверенней и неподкупней
Остаюсь я с мечтою своей.

Мне печаль суждена, как награда,
Как призванье – терновый венец,
И тяжелая в сердце отрада,
Что не свой я среди овец.

Ну, а волком я быть не умею,
Ведь родился я сразу в гробу;
Кто я есть – рассказать  я не смею,
Искушать мне негоже судьбу.

И живу в полумраке, в пещере,
Искажением светят лучи.
О несбывшейся в жизни вере,
Ты со мною, мой друг, помолчи.

Неподкупен я,  неподсуден,
И земным и небесным судам.
Человек – это то, что будет...
Я себя никому не отдам.

                                1982


           ВЫСОЦКИЙ

Был мир колдунами от мысли укрыт:
Во мраке не видели света;
Но чудо возникло: в эфире звенит
Горящее сердце поэта.

Он песней своею помог нам понять
Все противо- речья эпохи,
Но сердце поэта отправилось вспять,
Чтоб снова взойти на Востоке.

И сердце поэта нам в небе горит,
Во мраке есть капелька света;
А сумрак истории вечно согрет
Горящею песней Поэта. 

                              1982

  
            МЫ

Надоело говорить и спорить,
И вождей кровавых восхвалять!
Сколько б наши души не неволить,
Душу человека не отнять.

Но при этом, трудно нам поверить,
Неужели, будет так всегда!?
Надо пресмыкаться, лицемерить,
Чтобы не исчезнуть навсегда!

Сердце плачет кровью, не слезами,
Ведь слезами горю не помочь!
Перемалывают душу жерновами,
Кровью заливают полуночь!

Надоело говорить и спорить!
И вождей болтливых восхвалять!
Сколь б наши души не неволить,
Душу человека не отнять!

Вот кричат: «Спасите наши души!»
Хорошо, раз есть нам что спасать...
Слышат лишь имеющие уши,
Только те, кто может понимать...

                                   1985


     САМОПОЗНАНИЕ

В сознанье  мятежно и строго,
Вдруг рифмы вовсю зазвучали.
Открылася в сердце дорога:
В ней радости есть и печали.

Ворвалася жизнь неудержно,
Когда и не снилось про это.
И вдруг – зазвучало мятежно
Горящее сердце поэта.

Хотя мы порой неумело
В мечтах и делах поступаем,
Но, если сознание смело,
То – трудный мы путь выбираем.

Стихийная сила поэта:
Над нею не властно сознанье;
Писать бы про то или это:
А он выбирает изгнанье.

Поэт – это божий глашатай;
Поэт – это божий избранник;
Поэт – был толпою распятый;
Поэт неизбежно изгнанник.

Откуда берутся поэты?
Хотелось бы очень понять мне.
Мечтаешь про то или это...,
А жизнь насылает заклятье.

Но, в позднем порыве мечтанья,
Нет силы и нет вдохновенья;
Ненужного много страданья...
И нужного нет воскресенья.

Так, что же, мятежная сила?
Куда ты меня загоняешь?...
Немая ведь только могила:
Неужто ты это не знаешь?

И, вот, потому-то, покуда 
Свою сочиняю я песню:
Ведь, если пришел ниоткуда,
То, в мире бессмысленном тесно!

Хотелось бы очень понять мне,
Зачем сочиняю стихи я;
Себе самому попенять бы;
А в сердце бушует стихия!

Но часто бывает ночною порой
Звучит во мне голос какой-то чужой,
Свою безобразную песню поет,
И сердце мне, словно гадюка, он жмет.

«О чем ты поешь, невозможный дурак?
Неужто нельзя тебе жить просто так?
Смотри, как вокруг тебя люди живут!
Тебя не поймут и совсем засмеют!

Ну, вот, ты пропел пару раз, так и что ж?
Всегда будут в мире царить мрак и ложь!
Зачем тебе мысли о том, чего нет?
Ведь счастье лишь в том, что ты сыт и одет!

Пора тебе глупость скорее кончать,
И твердо стремись на земле ты стоять!
Ведь не мальчишка, скорее пойми,
Достойное место в хлеву ты займи!

А песня твоя никому не нужна,
Печальная участь тебе суждена,
Подохнуть без цели – такой твой конец,
Мечтою останется даже свинец!

Царапаться надо, кусаться и рвать,
И счастья  иного себе не желать!
Когда свое место в хлеву ты займешь,
Тогда только пой на досуге, что хошь!»

Хоть знаю, что голос – какой-то чужой,
Но я не пойму, что при этом со мной,
Глаза застилает мои пелена,
Но верю, что песня кому-то нужна!

И  сердце поэта нам в небе горит,
Во мраке хоть капелька света,
И память любви навсегда сохранит,
Горящее сердце поэта!

                           90-е годы

       Стихи Александра Кисунько предоставили его близкие.



Дополнительно



  


На Главную страницу О сайте Сайт разыскивает
Ссылки на сайты близкой тематики e-mail Книга отзывов


                              Страница создана 10 декабря 2017 г.      (239)