Карпеко Владимир Кириллович (1922-1993)


Владимир Карпеко
     Поэт, прозаик. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 годов и Великой Отечественной войны, фронтовой разведчик. Быть может поэтому в его творчестве преобладают лирика и стихи о войне. Первая книга стихов поэта - "Широкая дорога", вышла в 1950 г. За ней последовали: "Алексей Большаков" (1952), "Ещё про это" (1954), "Про мальчика Петю" (1954), "Лицом к огню" (1959), "Дорога под небом" (1967), "Без риска остаться живыми" (1968), "Эхо гнева" (1974), "Наследник гроз" (1981), и др.
      В. Карпеко - автор текста песен из кинофильмов "Страницы былого" (1957), "Голубая стрела" (1958), "Исправленному верить" (1959), "Чрезвычайное происшествие" (1959), и др. Большую популярность приобрела песня из кинофильма "Исправленному верить" "Я сказал тебе не все слова" (музыка Андрея Эшпая) в исполнении Владимира Трошина. Для кинофильма "Страницы былого" Карпеко сочинил стилизацию под одесский блатной напев "Ах, какая драма „Пиковая дама“". Интересно, что одесский блатной мир принял её, как свою. Совместно с Игорем Акимовым Владимир Карпеко написал несколько повестей о разведчиках.
      Скончался В.К. Карпеко 7 февраля 1993 года, похоронен на Переделкинском кладбище под Москвой.

       Стихи Владимира Карпеко и информацию о нём предоставил
Алексей1



Cтихотворение Владимира Карпеко

                                   
                ***

Так бывает порою – навалится
ворох мелких и суетных дел,
и душа неприкаянно мается,
проклиная свой жалкий удел.
И, устав бесполезно сутулиться,
над рифмованной грудой муры.
звездной полночью выйдя на улицу,
я гляжу на иные миры.
Сколько их на ночном небосводе!
Размерцалась разверстая высь…
И в усталую голову входит
стародавней занозою мысль:
может, тоже кому-то не спится
где-то там, где черна высота?
Или впрямь одиноко кружится
во Вселенной Земля-сирота?
Переливчато звезды искрятся,
неизведанной тайной маня.
И уже начинает казаться,
Что оттуда глядят на меня,
в любопытстве своем откровенны,
миллионы нацеленных глаз…
Настороженно смотрит Вселенная
изучающим глазом на нас.
Как пытливо глаза её светятся!
Над Землею, раздумьем полна,
вопросительный взгляд Медведицы
нерешительно чертит она.                        


Могила Владимира Карпеко


могила Владимира Карпеко, фото Двамала, вариант 2011 г.



Ещё стихи Владимира Карпеко


            ***

Мы отходили... Дым пожаров
Стоял как чёрная стена.
Над ледяной осенней Нарой
Ругался хрипло старшина.
Он направлял угрюмо к броду
Всех уцелевших от огня...
Солдаты пробовали воду,
Погоду чёртову кляня.
А немец бил без передышки,
К снаряду рядом клал снаряд!
Кромешный ад... Не тот, из книжки,
Уже не страшный дантов ад! 
Но адом-ад, а там, за речкой,
Уж свой не сменишь гардероб,-
Не баба ждёт на тёплой печке,
А тот же стылый ждёт окоп.
И потому обмундировку
Несли, раздевшись донага,
Ремнями пристегнув к винтовке,
Приклад - вперёд, штык- на врага.
Одной рукой держа вещички,
Сигали вниз из-под куста,
Другой, как в бане, по привычке
Прикрыв причинные места.
И старшина сказал со вздохом:
-Ну, энти фрица будут бить,
Коли в таком переполохе
Не забывают стыд прикрыть!
...Уже в Берлине, в сорок пятом,
Когда кончали мы войну,
Я вспомнил Нару, брод треклятый
И оптимиста старшину... 




      ПОСЛЕ РАЗВЕДКИ
 
Жизнь у разведчика,
Как, впрочем, у всех
Одна лишь…
но прежде
(остальное потом),
Но сначала, -
Чтоб ничего не бренчало, -
Проверить карманы одежды
И тщательно уложить
Запалы.
Ибо в этих
Маленьких штучках
Из красной меди
Душа динамита
Заключена.
Без неё 
Молчит динамит,
И слова без неё –
На ветер,
Без неё
И песне,
И динамиту –
Грош цена.
Мы недаром запалы 
Кладем на место на то,
Где лежал партбилет.
Уходя, мы парторгу
Сдаем партбилеты,
И в разведку
Уходит уже «никто»,
Потому что порой…
Но опять-таки – 
После об этом.
Хорошо, когда вьюга
Лыжню заметает за нами.
Хорошо,
Когда налегке скользишь,
Только груз ответственности
За плечами.
Хорошо на обратном пути
Ускользать буераком узким,
И – зарево разрыва сзади,
И – лепечет растерянно пулемет.
Хорошо, когда наконец
Окликают тебя по-русски:
- Стой, кто идет?! –
Только тут вспоминаешь:
«А жизнь ведь одна
У нас-то!»
Только тут услышишь,
Как осторожно лыжи
Всё громче высвистывают,
Проскальзывая по насту:
«Выжил,
выжил,
выжил!..»




2 МАЯ 1945 ГОДА В БЕРЛИНЕ

Ещё невнятна тишина,
Ещё в патронниках патроны,
И по привычке старшина
Бежит, пригнувшись к батальону.
Еще косится автомат
На окон темные провалы,
Еще «цивильные» дрожат
И не выходят из подвалов.
И, тишиною потрясен,
Солдат, открывший миру двери,
Не верит в день, в который он
Четыре долгих года верил.




            ***

Мы лежим под снегами,
А вверху в ослепительной сини,
Словно белые птицы,
Плывут и плывут облака…
Вы не плачьте над нами,
Голубые березы России,
Вы не плачьте - вы ждите пока.
Нас, омытых дождями
В отпетых степными ветрами,
Все зовешь ты, Отчизна,
Оглохших твоих сыновей.
Но услышим тебя мы,
Как весной затоскует над нами,
Затоскует взахлеб соловей.
Мы - не прах. Мы - нетленны.
Мы еще, дорогие, вернемся.
Над родимой землею
Весенней грозою пройдем.
Мы подснежником первым,
Мы колосом спелым пробьемся,
На ромашки росой упадем.
Мы лежим под снегами,
А вверху в ослепительной сини,
Словно белые птицы,
Плывут и плывут облака.
Вы не плачьте над нами,
Голубые березы России,
Вы не плачьте - вы ждите пока…




            ***

Мне говорят, что я напрасно 
Связал судьбу с твоей судьбой, 
Что, с беспокойною и страстной, 
Не знать покоя мне с тобой. 
Но мне не надобно покоя, — 
Пути тревожные любя, 
Мне лучше мучиться с тобою, 
Чем быть спокойным без тебя. 




          ЦЕНА

Кто к торгу страстному приступит?
Свои я ночи продаю;.
Скажите, кто меж вами купит
Ценою жизни ночь мою?..
А.С. Пушкин «Египетские ночи»
Когда настал
мой срок в судьбе
влюбляться в женщин,
я намечтал 
богинь себе –
никак не меньше.
Они являлись предо мной
в стихах и в прозе,
и мраморною белизной,
и в звонкой бронзе.
Я среди тех богинь витал
мечтой крамольной…
А над площадкой мяч летал,
над волейбольной!
И не в тунике золотой –
в простой кофтенке
резвилась на площадке той, 
смеясь, девчонка…
 

Ах, если б знать, что этот смех -
знать всё сначала! – 
ваятельница жизней всех
мне назначала!
Тебя
не знаю из чего
она слепила…
но ты пришла, как торжество,
и - ослепила!
Что холод мраморных богинь?
Я знаю ныне:
Вся их божественность – 
полынь!
Лишь ты – богиня!
Свежа, как в капельках дождя
цветок жасмина,
ты, мимо тех богинь пройдя,
их всех затмила.
И было всё наоборот:
Не мрамор – тело!
Но –
отдаваясь – 
с тех высот
ты не слетела;
был снежных облаков восторг,
а не перина!
Богини затевали торг,
а ты – дарила!
Дарила мне страстей костры
порою вешней…
Чем заслужил я те дары,
земной и грешный?
О, не спеши,
о, не спеши
раздать всю милость:
дари не только жар души -
дари остылость!
Я жаден – для моей любви
всё много значит:
и солнце, что гудит в крови,
и – отблеск,  зайчик;
ты вспыльчивости миг дари
и гнева сцену…
Я отплачу за все дары –
я помню цену!



 
            ***

Григорию Поженяну
Я не верю в дружбу гладкую –
без обид, без ссор, без драк;
я не верю в дружбу сладкую, 
всю обмазанную патокою,
(да и той-то – на пятак!)
Верю в дружбу, что особенно
о себе и не кричит, -
в ту, что накрепко просмолена,
солью всех штормов просолена,
перцем грозных лет горчит;
в ту, что нам судьбою выдана,
в ту, где лишни клятв слова,
Госстандартом не испытана,
Но – гляди-ка! – жизнью пытана,
Бита, терта, а – жива!




ОДЕССКАЯ ПЕСНЯ ИЗ КИНОФИЛЬМА "СТРАНИЦЫ БЫЛОГО" 

- Два туза и между - 
Кралечка вразрез. 
Я имел надежду, 
А теперь я - без. 
Ах, какая драма, 
Пиковая дама, 
Ты мне жизнь испортила мою-ю, 
И теперь я бедный, 
И худой и бледный, 
Здесь, на Дерибасовской, стою. 
- Девочки любили, 
А теперь уж нет. 
И монеты были, 
Нету и монет. 
Ах, какая драма, 
Пиковая дама,
Ты мне жизнь испортила мою-ю, 
И теперь я бедный,
И худой и бледный, 
Здесь, на Дерибасовской, стою. 
- Мальчики, на кралей 
Не кидайте глаз. 
Все, чем вы бренчали, 
Витрахнут из вас!
Ах, какая драма, 
Пиковая дама,
Ты мне жизнь испортила мою-ю, 
И теперь я бедный,
И худой и бледный, 
Здесь, на Дерибасовской, стою.




Я СКАЗАЛ ТЕБЕ НЕ ВСЕ СЛОВА
 
Ты не гляди из-под тёмных бровей,
Я ж не придумал улыбки твоей,
Просто она вправду была.
Что ж ты сегодня не пришла?
Я сказал тебе не все слова,
Растерял я их на полпути.
Я сказал тебе не те слова, -
Их так трудно найти.
Как была бы эта ночь светла,
Если бы не тени облаков,
Если б догадалась и пришла,
Догадалась без слов.
Ждать я всю ночь готов
Лёгких твоих шагов,
Лёгких шагов твоих
Всю ночь ждать готов.
Я сказал тебе не все слова,
Растерял я их на полпути.
Я сказал тебе не те слова, -
Их так трудно найти...



            ***

Замани меня, степь, замани,
Обмани предрассветным туманом...
Обмани меня, степь, обмани
Своим самым зелёным обманом.
Замани меня, лес, замани
В чернотропы свои и опушки...
Обмани меня, лес, обмани
Прорицаньем залётной кукушки.
Замани меня, жизнь, замани
Обещаний пустыми карманами...
Обмани меня, степь, обмани,
Чтобы я никого не обманывал.



            ***

Открой журнальную страницу –
В стихах там жалуется всяк:
Один – что опоздал родиться,
Другой – что рано родился.
Но я за них не беспокоюсь,
Пройдут года – таков закон:
Один из них освоит полюс,
Другой взнуздает электрон.
И времени, пройдя обточку,
Вдруг удивится человек,
Что он родился точка в точку.
В тот самый миг.
В тот самый век.



         ЛОЖЬ

Давайте лгать!
Я ныне славлю ложь.
Когда тебе жена,
вздыхая, скажет,
что постарела:
- Вот, морщинки сплошь… -
Солги, что – нет!
Не дрогнув бровью даже.
Давайте лгать!
Когда в печали друг
Придет к тебе и спросит:
 - Не мешаю? –
Пусть сто забот,
Сто дел 
стоят вокруг,
солги, что нет!
И угости хоть чаем…
Давайте лгать!
Но упаси вас бог
запамятовать 
заповедь простую,
переступить
невидимый порог, 
где просто ложь
заменит ложь святую!



          ОТЗВУК ВЫСТРЕЛА

                     Памяти А.А. Фадеева

Из дома так уходят 
в детстве,
когда отброшены
забавы,
и в чем-то старшие 
не правы.
и все испробованы
средства.
Все – дети.
Сыновья народа.
Чем дети больше,
чем взрослее,
тем их разлады 
тяжелее,
непримиримей
год от года.
Всегда ли старшие
с вниманьем,
им не всегда, увы, 
присущим,
относятся 
ко всем растущим
и их растущим
колебаньям?
Вот потому,
почти, как в детстве,
уходят
от любви и славы:
знать, все испробованы
средства,
знать, в чем-то
старшие не правы.
Так много пуль
тогда свистело…
Он много знал.
И дело в этом.
Одна из пуль
от тех расстрелов
в него влетела
рикошетом.



          ЗАВСЕГДАТАЯМ

Не о тех,
что приходят для встречи
после долгих
нелегких дел.
Я об этих,
что каждый вечер
собираются в ЦДЛ,
Здесь и дня не бывает тихо:
что ни день,
то новый кумир,
карнавальной
взлетев шутихой,
оглушает сей микромир.
Он своей 
неболящей болью
так страдает, 
вошедший в роль,
посыпая условной солью
ту свою
условную боль.
Тут о дружбе
орут во всю глотку,
по столу
стучат кулаком.
Пьют с ненужными
просто водку,
нужных
спаивают коньяком…
Среди пьяной шумихи этой,
среди фальши и суеты,
может, есть один
Риголетто,
остальные –
просто шуты!



            ***

Под нашим русским небом синим,
где жили деды и отцы,
не вызревали апельсины,
росли - навалом! - огурцы.
Так подивитесь же России - 
пройди Москвой во все концы:
здесь два целковых - апельсины,
и три с полтиной - огурцы!

       Стихотворения "После разведки" и "2 мая 1945 года в Берлине" взяты по книге "Лирика 40-х годов" (издательство "Кыргызстан", Фрунзе, 1977). Слова песен взяты из Интернет сайтов. Остальные стихи взяты из альманахов "День поэзии" разных лет.

На Главную страницу О сайте Сайт разыскивает
Ссылки на сайты близкой тематики e-mail Книга отзывов


                              Страница создана 25 декабря 2011 г.      (103)