Жданов Игорь Николаевич (1937-2005)


     Поэт, прозаик, переводчик, член Союза писателей СССР (1965). Четвердь века проработал редактором в издательстве "Советский писатель". Автор поэтических сборников: "Напутствие" (1965), "Граница света" (1967), "Голубиная почта" (1971), "Двойной обгон" (1978), "Разомкнутый круг" (1984) и др.; повестей "Взморье" (1963), "Ночь караула" (1966). На стихи И. Жданова, Александром Дуловым написаны песни "Дымный чай", "Тайга".
      Уже после смерти И. Жданова, стараниями его дочери Екатерины увидели свет книги "Всё живое" (2008), "Такая судьба", "Тетради нахимовца Жданова". И. Жданов посмертно награждён медалью им. К. Симонова.
     Узнать больше о жизни поэта вы можете здесь:
     http://www.hrono.ru/avtory/zhdanov_i.html
      Игорь Жданов ушёл и жизни 15 декабря 2005 года, похоронен на Жегаловском кладбище. Московская область, Щелковский район, кладбище при храме св. Николая угодника в Жегалово (13 км. от Москвы).
     Фотографию могилы предоставила Екатерина Жданова.


Cтихотворение Игоря Жданова

  
            ***

Уже ничего не исправишь, 
Но хлопать дверьми не спеши, 
Выдавливай звуки из клавиш, 
Которые - фибры души. 

Рядами расставив потери, 
Диковинный строй мавзолей 
Из клочьев каких-то материй, 
Обломков былых кораблей. 

Озвучен 
        и вновь озабочен 
Своей и чужою судьбой, 
Твой мир 
         ещё ясен и прочен, 
Твои наважденья - с тобой. 

А в памяти лица и лица - 
Всей жизни весёлая муть, 
И так хорошо раствориться, 
В колодце её утонуть. 

И снова живи, как придётся, 
Свой путь обречённый верша, - 
Быть может, ещё отзовётся 
Заблудшая чья-то душа.  


Могила Игоря Жданова


фото Екатерины Ждановой

фото Екатерины Ждановой



Ещё стихи Игоря Жданова


           ПОЕЗД
          (песня)

Мой поезд отходит. 
Придумайте что-нибудь там, 
Чтоб память
            за мной не гналась, 
Не гналась
           по пятам. 
Мой поезд отходит. 
Так было во все времена, - 
Солдаты в походе 
Не знают покоя и сна. 
Калитка,
         ограда, 
Рассветная синяя тишь - 
Вернуться бы надо, 
Да после
         себе не простишь. 
Умру - и воскресну, 
Но это, конечно, не в счёт. 
Придумаю песню, 
Которая душу спасёт. 
Придумаю сказку - 
У сказки не будет конца. 
Помятую каску - 
Повешу на столбик крыльца... 
На оба колена 
К твоим опускаюсь ногам: 
- Прости мне измену 
Высоким и нежным словам. 
Прости мне разлуку, - 
Не я её выдумал - нет! 
В озябшую руку 
Вложи запылённый букет. 
Мой поезд отходит. 
И каска при мне,
                 на ремне. 
И ты обо мне позабудь. 
Позабудь
         обо мне. 



           ***

Ты сам поймёшь, когда нагрянет старость, 
И в прошлом разберёшься неспеша, 
Что в молодости жизнь твоя осталась, 
Там поселилась вечная душа. 
Там мотоциклы, лошади и дети, 
Там васильки полмира замели... 
Вот потому-то
              в самом юном цвете 
На суд придут все мёртвые Земли. 



            ***

Вы говорите - сила в ней, 
В моей строке,
               в моей натуре, - 
Я просто чувствую верней 
Листвы смятенье
                перед бурей. 
Вы говорите - строгость строф, 
Созвучья, образы и краски, - 
А я сидел у всех костров 
От Подмосковья
               до Аляски. 
Вы говорите: повезло, 
Другим намного тяжелее, - 
Я просто жил
             себе назло, 
Судьбе назло -
               и не жалею. 



            ***

Я писал, как писалось, 
Как хотел выступал. 
Не моя это шалость - 
Мир, в который попал. 

Ничего, кроме ада, 
Ничего, кроме дна. 
В этом мире отрада 
Только пьяным дана. 

Ничего не решают 
Все прозренья мои. 
Этот мир разрушает 
Сам себя изнутри. 

Сам себя разрушает 
И танцует при том 
Этот маленький шарик, 
Превращённый в притон. 

Наша глупая смелость 
Не нужна никому. 
Зря писалось и пелось 
В обречённом дому. 



          ПОЭТЫ

Не верят ни в бога, ни в чёрта, 
Ни в маму, шагнув за порог. 
Умеют завидовать мёртвым: 
«Смотрите, какой некролог!» 
Хлопочут 
         и пишут в газеты, 
И грудью могучею прут, - 
Ах, сукины дети - поэты! 
Надейтесь. Авось, издадут. 



            ***

Нет, поэты лоб не подставляют, 
Не торопят страшного конца, - 
Просто, их в живых не оставляют 
Люди, потерявшие сердца. 
Каждый знал, что он один в ответе, 
Разряжая в воздух пистолет: 
Кончится поэзия на свете, 
Если стал убийцею поэт. 



           ***

Был мир неузнанным и странным, 
Война - картиннее игры, 
Князья сидели по курганам, 
Справляя тризны и пиры. 
Тогда Земля ещё не круглой - 
Продолговатою была. 
На остывающие угли 
Смотрели боги из угла. 
Богато было шкур и леса, 
Пеньки, и рыбы, и смолы, - 
Из драгоценного железа 
Лишь наконечник у стрелы. 
В те годы
          жили не по средствам: 

Полмира брали «на ура», - 
Но не придумали наследства 
Важней коня и топора. 
Хмельное пили,
               песни пели, 
Бросали в реки невода, - 
Своим врагам прощать умели, 
Врагам России - никогда... 

В нас та же кровь
                  и та же сила. 
И нет дороже для меня 
Моей земли,
            моей России, 
Степного ветра
               и коня. 



           ***

Я покидаю этот мир: 
С меня хватило. 
Отыгран кон, окончен пир - 
Судьбу на мыло. 
Страны исчезнувшей кумир 
И враг халтуры, 
Я покидаю страшный мир 
Литературы. 
Идут по улицам стада, 
Стада овечьи. 
До скорой встречи, господа, 
До скорой встречи. 
Я все канаты обрубил, 
И пир оплачен. 
Я покидаю этот мир... 
Не надо сдачи. 



      ЧУЖАЯ МОСКВА
                    
Зелёный свет от лампочек твоих,
Москва ночная,
родина ночная.
Давай с тобою выпьем надвоих,
Не мудрствуя и бед  не причиняя.
По улицам броди и холодей, –
Лишат последней выдумки и позы
Безмолвие туманных площадей,
Безлюдье, беззащитность
и угроза.
Простого счастья чистая струя, –
Глотай,
ты на него имеешь право,
Столица непонятная моя,
Моя непостижимая держава.
Начать бы всё с отметки нулевой,
Забыть дожди,
поверив только в лето,
Но медленно плывёт над головой
Планета Марс – опасная планета.
И если должен жертвовать поэт,
И если это высшая награда,
Я встану под безумный пистолет,
Я встану утром,
а сейчас – не надо.
Дотлела и развеялась зола,
И пусть,
нам беды больше не пророча,
Качаются в груди колокола,
Всю ночь в ушах бубенчики хохочут.
Мне жалко улиц мокнущих твоих
И этих листьев, скомканных и ржавых.
Давай с тобою выпьем на двоих,
Моя столица, родина, держава.

                            1978
                                                          
	
На чёрном небе вспышки голубей, –
Ещё война нам кажется нелепой,
Ещё хватает вермута и хлеба,
Простой любви, неумерших друзей.
Ещё никто ни  в чем не виноват:
Не сдали армий, не вошли в анналы,
И в лейтенантах ходят генералы,
И минины не грянули  набат.
Ещё не время думать о судьбе,
О стольких судьбах,
                    близких и неблизких,
Заботиться о доме, о семье
И серебрянкой красить обелиски.
Но всё же небо  чёрное висит,
И голуби –
                 как вспышки спичек мокрых,
И лист летит, и осень моросит,
И я предвижу 
мертвых, мертвых, мертвых...
                                       
                            1978
             ***

Кто там идёт?..
Да это я иду
Развинченной походкой невропата,
Ищу в тумане красную звезду
Навеки обманувшую когда-то.
В чужой Москве,
Где правды не найдёшь,
Нет у меня ни друга, ни жилища.
Тоска о прошлом – выдумка и ложь,
И стыдно приходить  на пепелища.
Завидую отставшим по пути:
Им наконец-то ничего не надо, –
Летят они по Млечному Пути
Из бездны ада в райскую прохладу.
А я устройства жизни не пойму,
Трясёт озноб от войн и революций.
Мне выпало из сотни одному
Дожить до пустоты – и ужаснуться.
Нас рано поминать за упокой, –
Живём среди безумия и бреда
Мы – воины с протянутой рукой,
Герои сокрушительной победы.
Где Родина? ..
Здесь всё свелось к нулю
И к поговорке – “наша хата – с краю”.
Я и другие страны не люблю,
А эту – беззаветно презираю.
Я не убил, не предал, не украл.
Лишь, до конца поверивший в искусство,
На жизнь свою по-честному сыграл
И банк сорвал …
Но в банке было пусто.

                        1987

      
          ***

Они нагрянут впопыхах 
Не брать, не бить ногами в пах, 
Не пить, не спорить о стихах, - 
Не ради лести. 
Они придут тебя купить, 
И усыпить, и ослепить... 
Как им хотелось бы убить 
Тебя на месте! 

Они придут, когда темно, 
И сердце стужей сведено, 
И нет вина, и всё равно, 
И жизнь - не в жилу. 
Они нагрянут вороньём, 
Самоуверенным ворьём, 
Оценщиками -
           за старьём, 
Когда-то милым. 

Они внушат твоей жене 
Благую мысль о тишине, 
О жизни, праздничной вполне, 
И об удаче, 
Насыплют соли на мозоль, - 
Туман, угар, аэрозоль, - 
И станет фурией Ассоль, - 
А как иначе? 

И посулят они тебе 
Сплошные радости в судьбе, 
Мир на душе, покой в семье, - 
И крыть-то нечем. 
Пообещают тёплый хлев, 
В придачу - зрелища и хлеб... 
Не обольщайся, будь нелеп 
И безупречен. 

Не унижайся, будь собой, 
Ты не такой, ты не любой, 
Не все отмечены судьбой, 
Не каждый в силах. 
Не отступайся, не юли, 
Не жги мосты и корабли, 
И в пыль кумиров не вали, 
Когда-то милых. 

Не верь, что мир - универсам, 
Не верь их рыночным весам, - 
Не верь штампованным часам, - 
Не лезь из кожи. 
Они пришли - они пройдут, 
Будь снисходителен - и крут, 
И не хватай, чего дадут: 
Себе дороже. 



             ***

Ты моя - как бы ни было плохо, 
Дальше нет и не будет границ, 
Ты моя - до последнего вздоха, 
До прощального взмаха ресниц. 
Ах, пути эти были б короче, 
Если б встреча случилась скорей. 
Я люблю 
эти жёлтые ночи, 
Эти дачи в чаду фонарей. 
Стылый мрак опустевшего сада, 
Дом, фрегатом идущий ко дну, 
И медлительный звон листопада, 
И медальную эту луну. 
И в уюте случайного крова, 
На последнем моём берегу, 
Я простое и тихое слово 
Для тебя, для одной, берегу. 




         ТРИПТИХ

                                 Ничего не случилось, 
                                 Только детство ушло. 
                                            В. Соколов 
           1

Жизнь! 
Ты что же такое 
Сотворила со мной? 
Трону сердце рукою - 
Там и холод, и зной. 
Трону память за плечи -  
Отстранится она: 
- Ты о чём, человече? 
Я тебе не нужна. 
Плыл я бурной рекою, - 
Берег спрятан в туман. 
Жизнь! 
Ты что же такое? 
Или просто обман? 


          2

Это кофий-ратафий, 
Это меч кладенец, 
Это всех биографий 
Изначальный конец. 
Это сумерки в поле 
И луна над рекой, 
Это вольная воля, 
И покой, и покой. 
И предчувствие встречи, 
И разлука навек, 
Это ты, человече, 
Это ты, человек! 
Это свежесть фиалок, 
Это душный жасмин, 
Хороводы русалок, 
Как туман - за овин. 
Влажный запах поганок 
Возле серых осин, 
Выпь - вопящий подранок 
В хляби мшар и трясин. 
Это скалы и льдины, 
Это море и твердь, 
Это свист соловьиный, 
Заклинающий смерть, 
До потери желаний, 
До утраты мечты, 
На изломе, на грани 
Пустоты, пустоты... 


          3

Я врагов не считаю - 
Я друзей хороню. 
О другом не мечтаю, 
Никого не виню. 
Ничего мне не надо 
В пору вспыхнувших вьюг, 
Кроме стылого сада 
И озябших зверюг. 
С ветки птица слетела 
Поклевать у крыльца, 
Это счастье предела, 
Это радость конца. 
Опрокинулись в кадки 
Три холодных луны, 
Три осенние кладки 
Мировой тишины. 
Только мёрзлые листья, 
Только белая жуть. 
Ничего тут от истин, 
И от Бога - ничуть. 
Юность, зрелость и старость - 
Всё прозрачно до дна. 
Что сбылось, что осталось? - 
Тишина, тишина... 



            ***

Ночь над миром, прохлада и мгла, 
Так прозрачно от вишен в саду! 
Пролетающий филин с крыла 
Отряхнул голубую звезду. 
Только липы куда-то бредут, 
Повернулись лицом на рассвет, 
Только падает в тинистый пруд 
Метеора стремительный след. 
Ночь вместилась, как в раме, в окне, 
Лунным дымом ползёт за края, - 
Вся природа сегодня во мне, 
Весь в природе, пожалуй, и я. 
Хорошо, что бессмертия нет: 
Тем острей и понятнее жизнь... 
Повернувшись лицом на рассвет, 
За мгновение это держись. 
 


               ***

Не хватило голосу металла, 
Сердцу - ласки, юности - тепла, 
Сень победы на меня не пала, 
Но и тень позора не легла. 
Новые плывут над миром тучи, 
Новый свет летит во все края, 
Только память - островок плавучий, 
Жизнь моя и родина моя. 
Здесь все те, 
Кто не дошёл до цели, 
Чьи дороги вдруг оборвались, 
Все, кто был со мною, уцелели, 
А кого любил - не отреклись. 
Здесь живут надежды и утраты, 
Свищут рощ истлевших соловьи, 
Все мои восходы и закаты, 
Все земные возрасты мои. 
Верю в гены, верю в перемены 
И в слова на каждом языке... 
Дайте лишь дожить аборигеном 
На моём плавучем островке. 



            ***

И судьбы и даты сближаю, 
Отчаяньем губы стужу, 
Но истин уже не узнаю, 
И даже узнав, не скажу. 
Я умер...
          Звезда закатилась, 
Шипя и свистя, сорвалась, 
Гнилушкой, как высшая милость, 
В ладони ребёнку далась. 
Пока не сомкнулась над нею 
Бесшумная вечная ночь, 
Судьбу загадай поскорее 
И счастье себе напророчь. 
Подумаешь!
           Что за утрата! 
Ну, меньше одним светляком: 
Ведь это случилось когда-то - 
Бездымно, легко, далеко. 
А здесь - трепетание почек, 
Готовых очнуться листвой, 
И жизни несмелый комочек - 
Простое её торжество. 
Как внятны земные пределы, 
Которыми счастливы мы! 
И нет нам, беспамятным, дела 
До прошлой и будущей тьмы. 



               ***

В моей душе уверенности нет:
Закат пророчит завтрашние драмы –
Нежданные, как гибель, телеграммы,
Смертельно окантованный портрет.
Что вспомню я, заканчивая путь? –
Речной воды ужиное скольженье,
Большого сердца бешеное жженье
И молодость,
                         которой не вернуть.
Всё пережить – и ничего не взять,
Но щедрым быть и в скудости последней.
Чем жизнь беспечней, 
                            тем она бесследней,
Тем явственней забвения печать.
Что унесу, не выдав никому? –
Сомненья в правоте моей 
                             и  праве,
Отчаянье ночей,
                мечты о славе
И небо застилающую тьму.
Пусть будет чудом каждая строка! –
Душа ещё способна на растраты.
Пируй и пой 
             до смерти, до расплаты,
Люби зверьё, 
             леса и облака
И редкую удачу стереги,
Пока в толпе, 
               в тайге ли, на привале,
Как будто их тебе продиктовали,
Всё без оглядки пишутся стихи!..



              ***

Давно волненья нет в помине, 
Лишь озаренья да тоска... 
Шипит, пузырится в камине 
Сырая старая доска. 
В который раз встречаю вечер, 
И ночь надвинулась в упор: 
Всем заплатил бы - только нечем 
Отсрочить общий приговор. 
Во тьме посвечивают искры, 
Поленья черти ворошат, 
И вспышки, трепетны и быстры, 
Перед глазами мельтешат. 
Игра в пятнашки или прятки 
Под свист, под шорох и пальбу, 
Зигзаг - и вылет без оглядки 
Струёй сиреневой в трубу. 
Уходит жизнь, чадя и тая, 
Вся, до последнего витка, - 
И я за нею наблюдаю 
Как за чужой, издалека. 



            ***
                       Т.С.

А всё-таки был у меня дом 
В два небольших окна, 
И было зверью хорошо в нём, 
И светлой была жена. 
И был отпущенный Богом век 
Короче зимнего дня - 
До мёртвых губ, опущенных век, 
Истаявшего огня. 
И вот погребли её, погребли... 
Всё суета сует. 
И нет её в пределах Земли - 
Она превратилась в свет. 
А я ни с кого уже не взыщу, 
Мне доживать впотьмах - 
Лишь душу птицей летать пущу - 
Ей больше не ведом страх. 



           ***

Давай похороним Россию, 
Зачем нам такая нужна? 
Разделали - нас не спросили, 
Раздели почти догола. 
И гимн над могилою грянем, 
Да только не знаю: какой? 
И спиртом китайским помянем, 
И сами уйдём на покой. 

 

          ***

                          Гале
Вот ещё один угас... 
Мы не ждали, не гадали. 
Скоро скажут и про нас: 
Жили-были, горевали. 
Как-нибудь - да доживём, 
Доползём, доковыляем, 
Хлеб насущный дожуём, 
Рубль последний разменяем. 
Поделились, чем могли, 
В дочки-внучки поиграли, 
Ничего не сберегли, 
Всё на свете потеряли. 
Напоследок, чёрт возьми, 
Без претензий на кокетство, 
Станем добрыми людьми 
До конца впадая в детство. 
И не скажем ничего, 
Выйдя вместе на экзамен, 
Перед светлыми Его, 
Всё простившими глазами. 



         ***

Не помню такого зловещего лета, - 
Один за другим уплывают гробы. 
Там первая женщина - мука поэта, 
Последняя женщина - шутка судьбы. 

И с первою - первая книга сгорела, 
С последней - последняя в пламя легла, 
И память истлела, как бренное тело, 
И только меня одного обожгла. 

Так что же осталось? 
                     Да самая малость: 
Чуток беспризорных бессмысленных дней 
И полной свободы большая усталость,  
Как жадно когда-то мечталось о ней! 

Свидетелей нет, а свидетельства лживы, 
Лукавят и ветхий, и новый завет. 
Кто умер - тот умер, живущие - живы, 
Но мудрости нет и спасения нет. 

А век человека короче эпохи, 
Явился во мраке, исчез в пустоте. 
И кроме юродивых все - скоморохи, 
И нет оправданья земной суете.  


          
            ***
                        Гале

Все умерли, 
А мы ещё живём. 
Какая неуютная планета! 
Но всё же легче коротать вдвоём 
Глухие ночи, поздние рассветы. 
Замкнулся круг - 
И снова ты моя. 
И нет обид, 
И я уже не каюсь, - 
По осени проходит колея, 
По ней и ковыляем, спотыкаясь. 
Куда же нас дорога завела? 
Всё то же иль другое мирозданье? 
Ну, как дела? 
Какие там дела! 
Усталые одни воспоминанья. 
Ты близко к сердцу их не подпусти, 
Нет прошлого, а будущего - мало, 
И видится уже конец пути 
Подобием бездонного провала. 
Давай возьмёмся за руки, 
Пора! 
Последнюю мелодию дослушай 
И в дальний путь - ни пуха, ни пера. 
Как хорошо! 
Крылаты наши души. 



          ***

Слушай меня, Распятый, 
Знающий, что к чему,  
Я говорю в закаты, 
Я говорю во тьму: 
Ты расторопно начал, 
Гибель готовя мне  
Матери смерть назначил, 
Третий удар - жене. 
Мало Тебе казалось, 
Или такой закон, 
Чтобы, теряя жалость, 
Брать матерей и жён? 
Жизни перебирая, 
Ты перегнул слегка. 
Может, переиграем?  
Выбор-то есть пока. 
Ты убери охрану 
И отвори пути, 
Сам я к тебе нагряну,  
Женщин - пожить пусти. 
Очень проста задача,  
Эти слова тихи: 
Пусть обо мне поплачут, 
Пусть перечтут стихи. 
Пусть приберут могилу, 
Пусть разведут цветы... 
Бог, Твоё имя - Сила, 
Или бессилен Ты? 



      ***

Вольному - воля, 
Спасённому - рай. 
Жизнь моя кончена, 
Дальше играй, 
              мудрый спаситель. 
Зло и добро у меня позади, 
Всё отболело, замкнулись пути, 
Странник - не житель. 

Там, где когда-то гнездилась душа, 
Кроме мгновений любви - ни шиша, 
Время застыло. 
Чем ошарашит последний бросок? 
Омутом, ядом 
             иль пулей в висок, 
В грудь или с тыла? 

Сзади - смертельная злоба одна, 
Полуживая, больная страна, 
Липы погостов. 
Семь или восемь покинутых жён, 
Дети, которым переть на рожон 
Тоже не просто. 

Сзади - бездарно проигранный бой 
С ложью и страхом, 
                   сумой и тюрьмой, 
Смутой исхода... 
Где-то сгоревшие тлеют дома, 
А поджидают и сводят с ума 
Смерть и свобода. 

       Стихи Игоря Жданова и его прижизненное фото с
http://er3ed.qrz.ru/


На Главную страницу О сайте Сайт разыскивает
Ссылки на сайты близкой тематики e-mail Книга отзывов


                              Страница создана 14 января 2016 г.      (213)