Бесогонов Леонид Константинович (1934-2000)



     Поэт. Родился в столице Удмуртии - городе Ижевске в семье рабочих - Константина Кирилловича и Елены Ильиничны Бесогоновых. Учился в школе №29 Ижевска (1942-1952). До призыва в армию учился в Ижевском Индустриальном техникуме. С 1953 по 1956 год служил рядах Советской армии (Белоруссия). После демобилизации работал на Машзаводе (1957). С 1959 по 1971 год токарь-расточник ведущих предприятий Удмуртии. Трудился на Ижевском Мотозаводе, а дальше на Радиозаводе (1971-1996). Ещё с молодости писал стихи, но при жизни сборников не издавал. Приходившие к нему строки записывал на попавших под руку листочках, затем собирал и переписывал их в общую тетрадь.
      В 1958 году Леонид женился на Галине Сергеевне Суслопаровой 1924 г. р. В семье родилось двое детей: сын Владимир и дочь Надежда, которая, будучи взрослой, рассказала о найденной ей отцовской поэтической тетради писателю-публицисту Галине Лошкарёвой, благодаря чему мир открыл поэзию Леонида Бесогонова.
      Л.К. Бесогонов ушёл из жизни 3 октября 2000 года в г. Ижевске, в возрасте 66 лет. Похоронен на Южном кладбище Ижевска.


Cтихотворение Леонида Бесогонова


   
            ПУТЬ

Немыслим к прошлому возврат,
Нам души жжёт иным огнём.
Ценой лишений и утрат
Мы жизни смысл познаем.
Наш день сегодняшний суров,
И не сулит покоя вечер:
Наследство дедов и отцов
Взвалили мы себе на плечи.
Кто любит правду без прикрас,
Тот недруг лжи, красивой, звонкой.
Живётся трудно нам сейчас,
Не легче будет и потомкам.
Одно лишь ясно: мысль побудит
Искать прямой, кратчайший путь.
Всегда в застой найдутся люди
За грань эпохи заглянуть.                    


Могила Леонида Бесогонова





Ещё стихи Леонида Бесогонова



         ЛУЧШАЯ СУДЬБА

Мне предстоит бессчётно раз
Водить в сражения полки;
И у невесты в добрый час
Просить с достоинством руки.
Всё может быть: из года в год
Смиряться с участью раба,
Иль умирать за свой народ;
А это – лучшая судьба!




            СЛУЧАЙНО УСЛЫШАННЫЙ РАЗГОВОР

- Эпоху нашу в прошлое умчало...
В пустом гуляет ветер в рукаве.
Мне руку напрочь миной оторвало
Под Яхромой, на подступах к Москве.

- А нам под Оршей праздничек достался:
Сопротивлялись яростно враги.
Я только чудом с жизнью не расстался
И вот теперь, как видишь, без ноги. 

- Что говорить. Порядком нам досталось;
Но разве одолеешь в мире зло?!
Давай же на дорожку выпьем малость
Да и пойдем, пока не развезло. 

- Куда спешить? Мы бывшие солдаты.
Другие пусть гарцуют на коне.
Такой вот разговор в пивной когда- то
Нечаянно пришлось услышать мне.

От этих слов мне сердце болью сжало,
Как будто время, свой замедлив ход,
Качнулось и обратно зашагало...
Я вспомнил детство –
                    сорок первый год!

Военное мы время не забыли;
Поклон, отцы, вам низкий, до земли.
На нас ещё шинели не скроили,
А вы уже победу принесли.

Запомнился тот разговор негромкий,
Да так, что до сих пор тревожат сны
Два инвалида, два живых обломка,
Два выживших, вернувшихся с войны.




          ПОСЛЕДНЕЕ ПИСЬМО

На стыке двух больших материков.
Где тундра без конца и ночь без края,
Я без простых твоих и нежных слов,
Как день полярный, тихо угасаю.
Здесь к слабым духом жизнь неумолима:
Жизнь без мечты о милой женской ласке.
Близ Берингова хладного пролива
Стоит наш лагерь, а за ним Аляска.
Ты на моё отчаянное «SOS»
Молчала, как пустыня ледяная;
А я от пят и до корней волос
Люблю тебя по-прежнему, родная.
Надежды нет вернуться мне домой;
Смерть прекратит ненужные страданья.
Я шлю тебе привет прощальный свой
И красоту полярного сиянья.
На стыке двух больших материков.
Где тундра без конца и ночь без края,
Я без твоих простых и нежных слов,
Как день полярный, тихо угасаю.





      С ЛЮБОВЬЮ В СЕРДЦЕ БЕЗЗАВЕТНОЙ

Когда уходят в полночь сутки
И новые рождаются опять,
Я, сбросив груз нелепых предрассудков,
Иду тебя, любимая, искать…
С любовью в сердце беззаветной
Спешу к тебе я налегке.
Твоя звезда едва приметно
Горит в безмолвном далеке.
Сквозь сотни тысяч жизней может
Мне предназначено пройти,
Чтоб в день, весенний и похожий,
Тебя, любимая, найти.




          СОФЬЮШКА – СОФИЯ

Вселенная загадочно молчит…
А мне не спиться, Софьюшка, София!
В твоем бессмертном имени звучит
Небесная и водная стихия.
Мной овладела властно страсть.
Я, правда, атеист по убежденью,
Но хочется к ногам твоим припасть
И о тебе молиться ежедневно.
Любви неслыханной последний храм
Я создаю игрой воображенья.
Любимая, как с Евою Адам,
Мы сотворяем акт грехопаденья.
Пускай грозится Бог с небес,
Нас только двое, станет трое.
Мы спрячемся в дремучий, тёмный лес
И в шалаше свой рай устроим.
Вселенная загадочно молчит...
А мне не спится, Софьюшка, София!
В твоем бессмертном имени звучит
Небесная и водная стихия.



      
          ЖИЗНЕННОЕ КРЕДО

Я верный друг свободного труда, 
И не привык безделью покоряться.
Одних влечёт далекая звезда,
Другие лишний шаг ступить боятся.

А многие под бременем забот
На мелочи разменивают годы
И ждут, пока нужда не подстегнёт,
У моря тихой солнечной погоды.

Но время бьет безжалостно за лень
И личности, и целые народы.
Девиз один: вперёд в грядущий день!
У моря ждать не следует погоды.




             С РАБОЧИМ КЛАССОМ ЗА ОДНО!

Мои чувства к людям не остыли;
Всё-таки живой, а не бревно.
Что бы обо мне ни говорили,
Я с рабочим классом заодно!
Наши деды шли на баррикады;
Я за тех, кто сердцем чист и смел,
Даже если мне за всё награда:
Прочная решётка, иль расстрел.




          ЖИВУ Я ПРОСТО, БЕЗ ЗАТЕЙ…

В реальной жизни и во сне
Со мной удачи редко дружат;
Хотя и мозг, и сердце мне
С собачьей преданностью служат.
Живу я просто, без затей,
Свой трудный хлеб вкушая с солью;
Животных, женщин и детей
Люблю с бесхитростной любовью.
К тому же всюду и всегда
Привык я быть самим собою;
Под флагом вечного труда
Иду дорогой столбовою.
Так почему же обошла
Меня фортуна стороною?
Должно быть зависть, корень зла,
Всю жизнь не ладила со мною.



 
           ОЙМЯКОН*

Есть птица. Ей не быть на юге.
Ей путь заказан в царство грёз.
Живи под волчьи песни, вьюга,
А что же делать, коль мороз?

И птица, сделав два-три взмаха,
Вдруг камнем падает на снег.
В такую стужу в путь без страха
Решится только человек.

*Оймякон – село в Якутии



            РУБИКОН

Я с детства был нетерпелив
И к солнцу яростно стремился.
И что-же? Крылья опалив,
Сорвался вниз, но не разбился.

Реальный мир, до жути прост,
Передо мной предстал впервые:
Надежд не сбывшихся погост
И люди, добрые и злые.

Друзей, когда-то тесный круг,
С теченьем времени распался;
И даже самый верный друг
От идеалов отказался.

Но вызов бросил я судьбе,
Преодолев на жизнь обиду;
Мне не пристало по себе
Справлять без боя панихиду.

Я расправляю крылья вновь,
Подобно смерти промедленье
И, убеждённый в силе слов,
Готов вступить со злом в сраженье. 

       Стихи из поэтического сборника Леонида Бесогонова



В ПУТЬ – И БЕЗ СТРАХА!

      Иногда достаточно одной строки, чтобы понять: перед тобой стихи – и не просто стихи, а поэзия. И не важно, где и как человек этому учился или не учился вообще. Давно заметил, что поэзии не учатся – в неё приходят и остаются в ней, а только потом уже учатся: с каждым новым стихотворением, с каждым новым днём жизни.
      Такой мне открылась лирика Леонида Бесогонова. Простая и пронизанная романтическим духом той, советской эпохи, когда поэты вместе со всеми шли в горы, бороздили льды и осваивали непроходимые таёжные леса. Романтика и поэзия были синонимами, ибо служили единому замыслу – обогащать души как читателей, так и самих пишущих.


На крыльях разума лечу я;
Навстречу шквальный ветер прёт,
А я, опасностей не чуя,
Стремлюсь в грядущее, вперёд!

С этих слов вошёл ЛЕОНИД в поэтическое русло и таким оставался в нём до конца – смелым, ищущим, остро чувствующим несправедливости мира и всегда готовым идти вперёд навстречу трудностям с желанием их решать. Что ж, таким было то время, время советских романтиков, когда поэзия, уловив необходимость духовной поддержки человека при отсутствии в его жизни церкви, взяла на себя роль пастыря, исповедника и учителя нравственности. В отсутствии Бога поэзия стала ангелом провозвествующим, иначе и не скажешь, стала напоминанием: ничего не отменено и Бог остается по-прежнему со всеми нами. Бог есть Любовь, и у Бесогонова присутствует ощущение этого, но в его манере видеть и понимать нашу с вами жизнь:

Любовь сквозь слёзы родилась.
Она смягчает боль страданья,
С ней взгляд светлей и твёрже шаг.
Любовь – основа созиданья
И разрушенью вечный враг.

      Да, именно таковым и было то время, когда простой советский человек, обыкновенный рабочий мог взять в руки бумагу и ручку (о пере тогда не принято было говорить) и писать стихи, а значит, жить полной любви и надежды жизнью, жить во имя своего будущего и будущего своей страны:


Там, впереди, иные дали,
Где нет в помине власти тьмы.
От обывательской морали
Лечу я прочь, как от чумы!

      И он действительно летит, потому что знает и понимает, зачем, куда и почему летит его строка, его слово, его творческая открытая душа. Леонид растёт вместе со своей поэзией, и в конце концов ему удается сформулировать своё кредо, свои основные принципы жизни и понимание этого мира, и делает он это как поэт – ёмко и без единого лишнего слова:


Я расправляю крылья вновь,
Подобно смерти промедленье
И, убеждённый в силе слов,
Готов вступить со злом в сраженье.

Преград немало на пути
И шансы на успех ничтожны;
Но Рубикон свой перейти
Я счёл единственно возможным!                                                           

      Это стихотворение подписано им так: ваш Леонид Бесогонов… А ведь так оно и есть, и он действительно наш – наш с вами русский, советский, российский поэт. Человек непростой, но яркой судьбы, сумевший запечатлеть и передать нам свои удивительные стихи…

Член Союза писателей России,   
      поэт, писатель-публицист Терентий Травник   

     По материалам книги Галины Лошкарёвой «Рубикон Леонида Бесогонова» (Издательство «Шелест». Удмуртия, 2024)


На Главную страницу О сайте Сайт разыскивает
Ссылки на сайты близкой тематики e-mail Книга отзывов


                              Страница создана 29 апреля 2024 г.      (339)