Аделунг Юрий (Георгий) Николаевич (1945-1993)


Юрий Аделунг
     Бард, автор песен на собственные стихи. Настоящее имя Георгий. Участник сложных походов на плотах, альпинист. В последнее время работал промышленным альпинистом. Погиб 6 января 1993 г. при работах на высотном здании. Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище (25 уч.). Могила за белым зданием колумбария, у дороги.



Cтихотворение Юрия Аделунга

                                   
                     КАТАМАРАН 

Оставь для дома свою грусть, 
Нам грусть сейчас не по карману. 
Вершин распахнутая грудь, 
А перевал закрыт туманом.

Вдали от этих рыжих скал 
Познаешь терпкий вкус разлуки, 
Взамен хмельного торжества 
Придёт размеренная скука.

Бег наших дней неутомим 
Глаза не верят фотоснимку. 
Мой друг, неужто это мы 
На фотографии в обнимку?

Среди московской маеты 
И беспредметных разговоров 
Ещё не раз припомнишь ты 
Катамаран и эти горы.

Прощайте горы, нам пора! 
Тянуть с прощаньем мало толку. 
Уходит наш катамаран 
По отшумевшему потоку.

Мы к Вам вернёмся как-нибудь, 
Чтоб вновь пройти катамараном. 
Вершин распахнутая грудь, 
А перевал закрыт туманом.                                                           



Могила Юрия Аделунга


могила Юрия Аделунга, фото Двамала 2007 г.



Ещё стихи Юрия Аделунга


                       ПЕСНЯ ПРИВИДЕНИЙ

Глянь — полночь. Чёрт в помощь! 
Вылезайте, братцы, из могил! 
Эй, скорей седлай друг другу шеи — 
Главное, чтоб было пострашнее. 
Нам в удаче дьявол помоги!

Спокойно! По коням! 
Пострашнее, братцы, заревем! 
Если мы кого сейчас догоним, 
Пусть не буду я тогда покойник, 
Если ног и рук не оторвем!

Глянь — бродит, ещё один. 
Глянь — с дорогой держит интервал. 
Ба! Да это ж поп Лаврентий, вроде, 
Что ж он делал в этом огороде? 
Стало быть, капусту воровал!

Спокойно! По коням! 
Пострашнее, братцы, заревем. 
Если мы сейчас догоним, 
Пусть не буду я тогда покойник, 
Если ног и рук не оторвем!

Глянь — едет! В лисипеде! 
Это ж комсомольский секретарь! 
Видно, наше дело, братцы, худо, 
Надо нам уматывать отсюда, 
Прячь скорей в могилу инвентарь!

Спокойно! По коням! 
Глянь, заметил и за нами рвет!.. 
Если этот тип сейчас догонит, 
Пусть не буду я тогда покойник, 
Он нам руки-ноги оторвет!



                       *** 
 
Тем, кто по белому свету блуждает и кружит, 
Делит последний, промокший сухарь на двоих, — 
Гимном торжественным, верой и правдой, послужат 
Песни, сложённые в наших палатках сырых.

Сквозь шум городов 
Врывается вновь 
К нам, между снов, 
Пенье дроздов и запах таёжных костров.

Тем, кто погибли в обвалах, лавинах и стужах, 
Могилам безвестным на дне безымянных лощин 
Как обелиски из тёмного камня послужат 
Туры на лбах покорённых вершин.

Алый восход нас позовёт, 
В тот край убежим, 
Где, как ножи, 
Пики кроят небосвод.



                          *** 

Адреса подальше убери от соблазна. 
Троп звериных зыбкий лабиринт непролазный 
И не стоит сердце убеждать 
В том, что завтра будет всё иначе.

Льют дожди, их не переждать, 
И в туман вершины горы прячут. 
Льют дожди, их ждать — не переждать.
Штопаные свитеры не снять — утром иней. 

И не стоит в письмах объяснять слишком длинно. 
И к чему теперь слова искать — 
Те, что не нашёл при расставанье.
Льют дожди, им век не перестать, 

Вздулись реки, реки без названий. 
Льют дожди, им век не перестать.
Адреса подальше убери от соблазна. 
Троп звериных зыбкий лабиринт непролазный. 
Всё равно не сможешь убежать. 

Всё равно вернешься, как не сетуй,
К тем дождям, что ждать — не переждать 
К холодам, что рано гонят лето, 
К тем дождям, что ждать — не переждать. 
 


                          *** 
Замкнулся суток круг. 
Ведь не до песен, друг. 
Но от чего ж он, вдруг, 
Достав гитару, мне мотив напомнил старый.

Мотив забился меж струн, 
Как бьётся птица в силках. 
Присядь к костру — 
Что-то не так.

Мешает, может, дым, 
А может, шум воды. 
Мой друг зажал лады, 
Ему так нужно вспомнить этот мотив сложный.

Ты мне скажи, ну какой 
Тебе от песни той прок, 
Махни рукой — 
Нас ждёт порог.

Среди камней и скал 
Поток безумным стал, 
Порога злой оскал. 
Одна забота, что нас ждёт за поворотом?

Накат неровный плота 
И боль натруженных рук. 
Здесь песня та 
Не к месту, друг. 

                       

                      ПИРАТЫ

Вы скитались по белому свету, 
Не давая клинкам заржаветь, 
Презирая Христовы заветы, 
Не умели о прошлом жалеть.

Моря солью пропитаны латы. 
В разных странах явились на свет, 
Но одна Ваша каста — пираты, 
Нет Отчизны и родины нет.

О конце ты об их не молись, враг, — 
Бога нет, ну а Дьявол им зять. 
И Голландца Летучего призрак 
Абордажем нетрудно им взять.

Кровь кипит на дощатых настилах, 
Чёрных дней море тайну хранит. 
Совесть все грехи им простила, 
Не смягчит жалость сердца гранит.

Всем им путь уготован на реи, 
Будут злобно смеяться враги. 
И никто никогда не жалеет 
О загубленных душах таких.

Южный Крест звёзд брильянты разбросил, 
Украшая ночной небосвод. 
Всех пиратов покорнейше просим 
Не сгибаться под плетью невзгод. 


 
                         ПЛОТ

Плот — восемь брёвен сосновых. 
Пены упругие гроздья. 
Снова, и снова, и снова 
Реку строптивую просим: 

"Ну, унеси ты нас к морю, 
Ну, пронеси мимо горя, 
Ну, упроси эти горы — 
Те, что стоят как ножи, — 

В край дать дорогу, где солнце 
Красит людей в цвета бронзы, 
В край, где, прибоем искромсан, 
Берег лазурный лежит".

Золотом сыплют берёзы, 
Листья бросая на камни. 
Отбарабанили грозы 
В гор неприступные ставни.

Ну, унеси ты нас к морю, 
Ну, пронеси мимо горя, 
Ну, упроси эти горы 
Дать нам дорогу к морю. 


                 
                   ПЕСНЯ О СТАРОМ КЛИПЕРЕ

Все порту говорят, что в минувшую ночь 
Старый клипер по прозвищу "Рваный", 
Обрубив якоря, вдруг из гавани прочь 
Отвалил в неизвестные страны.

Он ушёл в одночасье, ни с кем не простясь, 
Нарушая морские заветы. 
Старый лодочник — пьяница, часто крестясь, 
Был единственный, видевший это.

В припортовых тавернах как вымерло вдруг, 
В книгах долг неуплачен — громадный!.. 
Старый клипер в ночи, втихаря от подруг, 
Не иначе, пополнил команду.

Нам не стоило б головы даже ломать, 
Где Боб-шкипер шерстит караваны, 
Если б плохо мы знали — в три короба мать! — 
Старый клипер по прозвищу "Рваный".

Кого ловит приказ, всех, кто пропился вдрызг, 
У кого только дыры в кармане —
Нет того моряка, чтоб куска не отгрыз 
Старый клипер по прозвищу "Рваный".

На душе лабуда, и паскудно в порту. 
Песен нет и грустны мореманы: 
"Эх, и нам бы туда, на посудину ту, 
Старый клипер по прозвищу "Рваный!" 
 


                  К СМЕРТИ

Пусть море дыбится стеною, 
И парус рвёт безумный шквал, 
И ты хохочешь за спиною 
Рукой хватая за штурвал.

Но не пришла ещё расплата: 
Никто пощады не просил! 
Нет у тебя того булата, 
Чтоб наши головы скосил.

И кем бы ты не обернулась, 
В твоих глазах всё тот же блеск. 
Парней так много не вернулось — 
Ты их отбила у невест.

Но ты ко мне сейчас не суйся 
И не очерчивай круги — 
Ты не в моём, старуха, вкусе, 
Поди, ищи себе других!

Пусть море дыбится стеною, 
И парус рвёт безумный шквал, 
И ты хохочешь за спиною, 
Рукой хватая за штурвал.

Пусть на Земле для нас нет крыши, 
Нигде не ждёт меня семья — 
Но верю я, ещё услышу 
Хоть раз, крик марсовых: "Земля!" 


Стихи с сайта
http://vchernavkin.narod.ru/part_03.html



На Главную страницу О сайте Сайт разыскивает
Ссылки на сайты близкой тематики e-mail Книга отзывов


                              Страница создана 19 апреля 2009 г.      (10)